Дэниэль Негреану: «Плевать мне на деньги»

Дэниэль Негреану: «Плевать мне на деньги»

— Что заставило тебя вернуться в игру?

— Во-первых, я понял, что, если перестану тренироваться, то очень скоро отстану. Я хотел хорошо выступить на мировой серии, поэтому мне была нужна практика.

Во-вторых, это просто весело. Я до сих пор помню тридцати и сорокачасовые сессии с Гасом, Филом и Патриком. Было весело и я рад, что мы снова играем вместе, как в старые добрые времена.

Наконец, играть с Гасом всегда весело. Не потому, что он плохо играет, просто он очень веселый парень. Он такой энергичный. Мир покера скучает по Гасу.

По итогам года я в минусе на четверть миллиона. Вам может показаться, что это огромные деньги, но на лимитах $1500\$3000 такое случается. В целом я доволен своей игрой. Да, я допускал ошибки, но всё равно было круто.

— Как так получилось, что за долгие годы составы на высоких лимитах не изменились?

— Это не совсем так. Просто так получилось, что в один из дней: Я, Гас, Фил и Патрик оказались за одним столом, но с нами были и другие: Дэвид Оппенхейм и Рей Дехкаргани (эти ребята просто вечные), Ник Шульман и Майк Тюриц.

Сегодня в дорогой игре появилось много молодёжи. Они думают, что хороши, но на самом деле это не так.

Дэниэль Негреану

— Почему? Они хорошо играют в онлайне, но плохо адаптируются к живой игре или они просто никуда не годятся?

— Когда я играл с ними в интернете ($400\$800), я закончил в плюс почти все сессии. Мне кажется, молодёжь совершенно не умеет играть в стад и его производные. Это их главная слабость, но с остальными играми у них полный порядок.

— На кону стоят большие деньги…

— Честно говоря, не очень. В 2002 и 2003 году, ещё до покерного бума, мы играли в лимитные игры с блайндами $4 000\8 000 и безлимитные $1 000\$2 000 (кап $100 000). Вот это действительно были большие ставки.

1500\3000 – это ерунда. Больше ста тысяч за сессию обычно никто не выигрывает (и не проигрывает). Это не так уж и много. Играть на таких лимитах мне комфортно.

Даже если вдруг я проиграю миллион за вечер, я просто пожму плечами и скажу: «Фигово, бывает». Такая потеря меня точно не разорит.

— Ты играешь в такой дорогой игре, чтобы потренироваться перед мировой серией, где первые призы гораздо меньше того, что можно выиграть за одну сессию. Получается, ты играешь мировую серию только ради славы и развлечения?

— Я даже не слежу за тем, сколько я выиграл или проиграл в турнирах. Если хочешь заработать, нужно играть большие турниры по безлимитному холдему, но мне плевать на деньги. Я играю только чемпионаты по микс-играм. Я хочу завоёвывать браслеты или, на худой конец, звание лучшего игрока.

Финансовая составляющая меня не интересует. Если я выиграю два браслета, но по итогам всех турниров останусь в минусе, я буду считать серию удачной.

— Ты номер один почти во всех покерных рейтингах. Осталось покорить GPI. Как ты думаешь, тебе это по силам?

Из-за того, как устроен этот рейтинг, сделать это будет очень сложно. Почти невозможно, но я не жалуюсь.

Турниры я играю преимущественно во время мировой серии, поэтому, если только меня не накроет невероятный апстрик, я не пробьюсь даже в первую десятку. Короче говоря, я играю недостаточно, чтобы бороться в этом рейтинге за высокие позиции.

daniel negreanu

— Если One Drop в Монте-Карло соберёт большое поле, твоё первое место в рейтинге самых успешных турнирных игроков в истории, возможно, захватит какой-то богатый любитель. Что ты думаешь об этом частном турнире?

— Среди знакомых Ги есть много богатых людей, которые любят играть в покер. Они готовы отдавать деньги на благотворительность, но это не значит, что они готовы дарить их профессиональным игрокам, у которых и так всё хорошо. Я это понимаю и нисколько не обижаюсь.

Ги имеет полное право решать, кто будет играть в этом турнире, а кто – нет. Многих волнует, что делать с Таталом Шакерчи, который, вроде бы, не профессионал, а выиграл главный турнир SCOOP и вполне может дать достойный отпор даже лучшим игрокам в мире. Можно ли считать его любителем? Можно ли ему играть в этом турнире? Решение за Ги.

— Грядёт турнир хайроллеров WCOOP. Будешь играть?

— Подумываю. Я не собирался в Торонто в этом месяце, но ради турнира, возможно, всё-таки изменю планы.

По-моему, турнир за 100 000 в онлайне – это уже слишком. Не знаю, зачем они удвоили бай-ин. Турнир, конечно, наделает много шуму, но не думаю, что в ним сыграет больше сорока человек.

Мне кажется, что высокие лимиты в онлайне приносят больше вреда, чем пользы. Когда-то на Party можно было играть только $15\$30 в лимитные игры. Время от времени по воскресеньям появлялись столы $30\$60 и $100\$200. Нам казалось, что это слишком много.

Большие лимиты и огромные деньги, которые там крутятся, привлекают к себе умнейших людей. Они много работают над игрой, детально изучают теорию, создают ботов, используют сложнейшие вспомогательные программы. Игра превращается из развлечения в науку. И это плохо. Если бы высоких лимитов не было, онлайн покер уже не был бы для этих гениев таким интересным.

Ребята с Full Tilt, которые первыми запустили очень дорогие столы, признают, что допустили ошибку. Они думали, что привлекут новых игроков. Это действительно произошло. Но посмотрите, что высокие лимиты сделали с Ги Лалиберте. Он проиграл $28 000 000. Если бы не было высоких лимитов, он, возможно, продолжал бы играть в онлайн покер и сейчас.

Если где-то появляется столько денег, неизбежно появятся и люди, которые захотят срезать углы и обмануть систему.