November Nine. Кенни Халаэрт

November Nine. Кенни Халаэрт

Кенни Халаэрт

— Как готовишься к финалу?

— Работаю с Джаредом Тендлером. Он помогает мне с психологической подготовкой.

Я не лучший игрок в мире. И никогда им не стану. До топ-профессионалов мне далеко и за три месяца их никак не догнать, но это не значит, что я ничего не делаю. Я ищу слабости своей игре и стараюсь избавляться от них.

Работы много. Тем не менее, я более или менее уверен в своей игре, ведь в финал я как-то пробился.

— А что-нибудь кроме работы над игрой?

— Нужно подумать о всяких мелочах. Например, организовать досуг для группы поддержки.

Три года назад, когда в финал вышел мой хороший приятель Мишель Брумельхейс, прилететь в Лас-Вегас не получилось. В 2014 его подвиг повторил Йорит Ван Хоф. Я решил, что нужно ехать. Вдруг такого шанса уже не будет. Но шанс выпал уже в следующем году, когда в финал пробился мой соотечественник Пьер Нойвиль.

Когда ты наблюдаешь за финалом вживую, в голову сама собой закрадывается мысль, как бы было бы здорово оказаться на месте одного из этих девяти парней. В этом году моя давняя мечта осуществилась.

В первый раз я сыграл в Main Event в 2008 году. Я был счастлив просто попасть на этот турнир. Уже тогда я дал себе слово, что буду играть главные турниры мировой серии каждый год.

И слово своё сдержал. В призы я в первый раз попал только в 2013. В прошлом году я занял 123-е место. Я был очень расстроен. У меня было ощущение, что я упустил шанс, который даётся только раз в жизни. Но я всегда знал, что если хорошенько постараться и карты будут на твоей стороне, всё возможно.

— Как ты относишься к отложенному финалу?

— Я был готов играть финал на следующий день. Я привык к длинным сессиям. В своё время я играл сессии по 14 и 16 часов без перерывов, но с другой стороны я рад отложенному финалу. Семидневный турнир – это всё-таки суровое испытание.

В ситуации, когда каждая ошибка может стать последней, лишний отдых не помешает. В конце пятого дня я допустил две маленькие ошибки, которые чуть не закончились моим вылетом, но мне повезло.

— Расскажи о своей группе поддержки. Вы подготовили что-нибудь особенное?

— Ничего особенного. Я просто пообещал закатить вечеринку для всех, кто придёт меня поддержать. Вне зависимости от того какое место я займу.

— И всё?

— Финал главного турнира – это самый важный момент в моей профессиональной карьере, поэтому я хочу полностью сосредоточиться на игре.

Скорее всего, такого шанса у меня больше никогда не будет, поэтому я не хочу отвлекаться на всякие мелочи ни до, ни во время финала. Когда турнир для меня подойдёт к концу, я устрою крутую вечеринку, а пока я думаю только об игре.

— В последнее время много говорят о «послах покера». Что ты думаешь по этому поводу?

— Мне кажется, что трёхмесячный перерыв перед финалом нужен не игрокам, а WSOP и ESPN. Они должны привлечь к финалу как можно больше зрителей, а мы должны им помочь. Финалисты Main Event – это, по большому счёту, случайные люди. Никто не гарантирует, что среди них будут яркие личности или даже, просто хорошие игроки.

В этом году «послом покера» стал я. Всё, что я могу сейчас сделать, так это быть открытым для прессы и представлять покер в позитивном ключе. Когда турнир подойдёт к концу, послом покера станет новый чемпион.

Мне кажется, что, если ты регистрируешься в главном турнире, то должен быть готов возложить на себя миссию «посла». Поскольку, если ты хочешь продолжать играть в покер и дальше, ты должен сделать всё возможное, чтобы сделать эту игру популярной.